Главная - Экономика - Reuters: оставшись без денег «Газпрома», Туркмения погрузилась в валютный кризис

Reuters: оставшись без денег «Газпрома», Туркмения погрузилась в валютный кризис

Опубликовано в 22.07.2016 в Экономика

Власти Туркмении ограничили доступ к иностранной валюте для местных компаний и физических лиц в ответ на резкое падение экспортной выручки, сообщает агентство Reuters со ссылкой на туркменских предпринимателей, работающих за рубежом.

До 2008 года Россия была основным покупателем туркменского природного газа, получая около 50 млрд кубических метров природного газа в год. Кризис сократил эти объемы до 10 млрд кубометров в год, а в 2015 году — до 4 млрд кубометров.

С 1 января 2016 года «Газпром» в одностороннем порядке разорвал соглашение о покупке туркменского газа, обвинив Ашхабад в «умышленном создании условий для прекращения договора». Разрыв контракта стал прецедентом в истории российской газовой монополии, всегда настаивавшей на незыблемости долгосрочных соглашений.

Теперь в Туркмении не хватает долларов. На фоне отсутствия прогресса на переговорах о возобновлении поставок газа в Россию Ашхабад может пытаться сохранить имеющиеся валютные резервы, в том числе за счет ограничений продажи валюты.

После 19-процентной девальвации в начале 2015 года Центральный банк страны сохраняет фиксированный обменный курс туркменского маната.

Обменные пункты в Туркмении закрыли еще в декабре прошлого года, легальный обмен валюты осуществляется только банками. Курс маната к доллару на черном рынке составляет около 5,5-6,0 за доллар против официального в 3,5. В то же время на рынке недостаточно валюты в обращении, чтобы удовлетворить спрос.

Физические лица в местных банках могут купить валюту на сумму, равную месячной зарплате, если предъявят соответствующую справку. Деньги из-за границы, пересылаемые по каналам международной системы переводов Western Union, с июня выплачиваются только в местной валюте, пишет корреспондент агентства в Ашхабаде.

Предприниматель, предпочитающий сохранить анонимность из-за опасений преследования со стороны властей, рассказал агентству, что валютные операции с 2015 года осуществляются коммерческими банками с разными уровнями доступа к иностранной валюте.

Компании, работающие над приоритетными проектами, такими как строительство газопровода Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия (ТАПИ), по-прежнему обладают доступом к валюте.

Еще один проект, на который Ашхабад не жалеет валютных резервов — постройка объектов Азиатских игр — 2017 в закрытых помещениях, престижного спортивного мероприятия. Для других целей доллары и евро найти нелегко.

Другой туркменский предприниматель, также пожелавший сохранить анонимность, сообщил Reuters, что, запросив в банке 10 тыс. долларов, получил только 500. Сообщений об ограничении доступа туркменских компаний к валюте ранее не было.

Основным покупателем туркменского газа остается Китай, который приобретает около 30 млрд кубометров в год или три четверти от того объема, который приходился на российский рынок в наиболее благоприятный период.

Сколько платит Китай, неизвестно. Если контракты соответствуют международным стандартам, то цена должна быть связана со стоимостью нефти и, следовательно, будет намного ниже той суммы, которую Туркмения получала несколько лет назад, предполагает агентство.

Кроме того, Туркмения — один из участников Южного газового коридора через Турцию в Европу, для которого по дну Каспийского моря планируется построить Транскаспийский газопровод, который соединит Туркмению с Азербайджаном. По Южному газовому коридору топливо из прикаспийских государств должно поставляться в Европу в обход России.